крепость

Приглашение на танец



.


О себе подробно написала в профиле.
Два основных занятия в жизни: творчество и эзотерика.
Рада друзьям с такой же направленностью, в особенности мыслящим независимо и не догматично.
Которые не прочь потанцевать с Шивой и не боятся поспорить с Йалдабаофом (нехорошим демиургом у гностиков).
Правда, в виду разросшейся френдленты в друзья добавляю редко.

Встречи в реале приветствуются.
Подзамочных постов почти не бывает.
Удаление из френдов и бан случаются редко: обычно за хамство, цинизм и активную нелюбовь к моей стране.
Предпочитаю общаться на "вы" и без мата.

На Глобус хорошо медитировать, мечтая побывать в каждой из мерцающих точек.
В Южной Америке и Австралии побываю уже вряд ли. А жаль...)
лист на воде

Олег Соколов и Иссеи Сагава - наш ответ японцам


Думаю, многие знают историю знаменитого японского убийцы-каннибала Иссеи Сагава.
Знаменит он не только и не столько ужасным преступлением (убил и частично съел подругу - студентку из Голландии), сколько своими книгами (о собственной истории и не только), фильмами и телевизионными шоу. Отсидев 15 месяцев в психбольнице, он вышел на свободу и стал здездой.
Вот какое письмо - с мотивацией своего поступка - написал он известному японскому режиссеру из тюрьмы: «Господин Юро Кара! Я тот, кто убил молодую голландскую женщину, съел часть ее плоти и был арестован полицией. Господин М. сообщил мне, что вы подумываете о том, чтобы поставить фильм, посвященный моему делу. В своем предыдущем письме, которое я направил господину М., я сообщал, что и сам уже давно подумал о создании такого фильма. Я хотел бы назвать его «Обожание». Его можно было бы построить так: один человек с Востока, точнее, японец, обожает западную женщину до такой степени, что испытывает неудержимое желание убить ее и съесть. Это, с одной стороны, символическое отражение неискоренимо притягательной страсти, которую Япония испытывает в отношении Запада. С другой стороны, это отражение странного импульса, который таится во мне, и который я хочу выразить..."

Иссеи Сагава вспомнился в связи с другой знаменитостью того же толка, уже отечественной - доцентом-убийцей Олегом Соколовым.

Согласно последним новостям, Соколов собирается перевести доходы от издания своей книги о Наполеоне семье убитой им девушки, в качестве компенсации ущерба.
А затем засесть за написание другой книги - документальной, личной, где в подробностях расскажет истроию своей великой страсти с Настей Ещенко. Пять лет любви, как-никак. Именно сила страсти, затмевающей разум, привела к  трегедии. И не что иное.
«Мы любили друг друга очень сильно и планировали, что поженимся..."

Что ж, перо в руки. Чем Соколов хуже японца? Литературным языком владеет, сюжет сочинять не надо. Будет бестселлер. Книжку станут раскупать, как горячие пирожки...

Мог бы симулировать невменяемость, но выбрал другой путь: более яркий и выйгрышный. Хоть и не оригинальный.
яблоко

ПТИЦА (монофон)

Монофон - краткий рассказ, где все слова начинаются на одну букву.
Наверное, многие для забавы сочиняли такое. Известное с детства: "Четыре черненьких чумазеньких чертенка чертили черными чернилами чертеж".
И я пробовала, про Катьку: "Катюшка, кокетливо кривясь и кряхтя, кушала котлету, крупную и красивую, крохотными кусочками..." (В строгом монофоне и предлоги должны быть той же буквой, в не строгом необязательно.)

А тут дочка увлеклась сообществом ВК, где дают разные литературные задания. Что-то вроде мастер-класса.
Последним заданием было сочинить осмысленный монофон.
Она выбрала П. (Богатая буква: одних предлогов огромное количество.)
Ни один из прежних ее рассказиков не вызвал такого шквала откликов и лайков.)

                          Птица

    - Папа, прогони Птицу! - Полина плачет и прячется под плед.
    Папа пытается пошутить:

  - Прочь, противная птица! Побереги пух и перья! – Погрустнев, просит:  - Повсюду пусто, Полиночка. Пыжик, пожалуйста, попробуй переключиться.
    Полина показывает на подоконник:
    - Папа пришел - Птица пропала. Потом появится.
    Папа пожимает плечами. Повторяет привычное: - Поела? Поспала получше? Поиграла?
    Полина помалкивает, поглядывает печально из-под пледа-пещерки.
    Папе пасмурно, плохо, паршиво. Появляется пожилой психиатр, помогает папе:
    - Пора.
    Поспешный поцелуй, «пока!», и папа порывисто покидает палату. С психиатром переговариваться проще.
    - Павел Петрович, прогресс присутствует?
    - Препараты помогают плохо. Предлагаю, папуля, пока просто подождать, не поддаваясь панике.

  - У Полиночки паранойя?
  - Пока проверяем.
    Папу провожают по приемному покою. На пороге посетителя прорывает:
    - Пожалуйста, помогите! При пожаре погибла Пелагея, прикрыла Полю, и Полиночка практически не пострадала. Подумал: пронесло. Прошло полгода - появилась Птица. Повсюду показывалась, пугала. Полина плакала постоянно. Пальцы, плечи, поясница покрывались пурпурными пятнами, похожими на повреждения от пламени. Поэтому привёз в психбольницу. А Поленьке по-прежнему плохо. Получается, папа - предатель?
    - По-видимому, психоз на почве потрясения. Прогресс появится, не переживайте. Передохните, поспите. Попейте пустырника, поглотайте парацетамола.

  Психиатр притормаживает на пороге, привычный к подобным переговорам, к плачущим просьбам. Повздыхав, папа покидает пространство психиатрии, почти поверивший.

    Полина помнила. Пьяного папу, психующую Пелагею, побои. Постоянные переругивания, почти пытки. В пятницу папа пошёл прогуляться после попытки Пелагеи поговорить. Поля пряталась под постелью, подслушивала. Потом помогала Пелагее подняться с пола, плакала, потирая ее посиневшие предплечья, промокая появившиеся порезы.
    Птицу позвала Пелагея. Потом пожалела, перепугалась за Полю. Просила Птицу повременить. Птица появилась, но к просьбе поначалу прислушалась, Полину пощадила.

  Папа поменялся потом, после пожара. Покончил с пьянством. Пытался понимать Полину, поступал правильно. Но она помнила, и помнила Птица, и приглашала Полину последовать за ней.

    Пахло паленым. Птица парила под потолком палаты. С пепельных перьев падали пятна пламени. Плед потеплел. Полина подождала, пока полыхнет паркет. Потянулась к Птице, покорная, пустая. Птица пела.

    Папе позвонили после полуночи. Помялись, помолчали, предположили, почему пламя не перекинулось на прочие палаты, но полностью пожгло полинину. Потом папа прорыдал полночи.

  Поутру Птица постучала пальцем по папиному подоконнику. Протяжно провыла. Папа посмотрел на Птицу почти приветливо. Папа понимал: Птица прилетела проводить его к Поле и Пелагее. Папу простили.

молния

Преступление Олега Соколова как лакмус



По сути, ничего необычного в преступлении Олега Соколова нет.
Тот, кто читает криминальные сводки или заглядывает в сообщества ВК (Плохие новости, Мертвые страницы), в курсе, что убийства из ревности случаются сплошь и рядом. И более страшные: когда муж-сожитель вместе с женой оправляет на тот свет и детей.
И сугубо "питерского" в этом нет, как бы ни настаивали злобно нелюбящие мой город. В любом месте страны случается подобное. А если сравнивать по государствам, то лидер по серийным и особо жестоким преступлениям - "империя добра" США.
Огромный общественный резонанс обычное уголовное дело получило из-за личности убийцы: доцент! ученый! знаменитость! орденоносец!
И тут же общество разделилось. Часть (к счастью, малая) требует отпустить великого человека, гениального историка, которого довела агрессивная истеричная девчонка, организовывает петиции, собирает подписи в поддержку.
Большая часть признает, что за убийство надо ответить. Но и она неоднородна.

Интересный вопрос задал в ФБ Акунин-Чхвартишвили. Комментариев больше тысячи - тема задела за живое.  В последнем томе "Истории России", написанном, но еще не опубликованном, есть ссылки на работы О. Соколова. Акунин сообщает, что убирать их не будет, поскольку отделяет личность автора от его творения. Подавляющее большинство горячо поддержало.
(Как и всегда. Еще в пору ЖЖ, как бы одиозно ни отзывался любимый писатель о конфликте России-Украины, толпа "акунофилов" аплодировала и жестко клеймила думающих иначе.)
В пример приводили дурной характер Лермонтова, фашистские взгляды Гамсуна, слабый материнской инстинкт Цветаевой. В запале люди, относящие себя к интеллигенции, не заметили, что проводить знак равенства между дурными поступками и убийством с расчленением не вполне корректно. Как и причислять к гениям человека, интересующего лишь узкий круг (плюс обвиненного в плагиате).
Думающих иначе, как всегда у Акунина, было меньшинство. Аргументы разные. Мне понравилось слово "брезгливость", произнесенное кем-то. Духовная и душевная тошнота. Наткнешься в хорошей интересной книге на эту фамилию, и в приступе тошноты захочется не прочесть ее, а выкинуть в мусоропровод.

Акунин не удивил.
Удивил и огорчил согласившийся с ним Дмитрий Воденников, чьи эссе, поэтичные, тонкие, теплые, с удовольствием читаю.

Теперь об убитой девочке.
То, что на нее прольются потоки грязи, было ожидаемо. (Все-таки в каком грязном и нехорошем мире мы живем...)
Под одним из постов, не удержавшись, написала, что это был не расчет, не корысть, а любовь. Или, по крайней мере, влюбленность и огромное уважение.
И конечно, в ответ прилетело определение "проститутка", относящееся ко всем девушкам, чей партнер намного старше (и к жене Табакова, и к жене Кончаловского)...

А вот что пишет о Насте Ещенко ее ближайшая полдруга:
https://vk.com/wall12658571_2047?utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews&utm_source=yxnews
лист на воде

Внучке



Тот клятый год мне был, как много лет.
Я иногда сползал с больничной койки,
сгребал свои обломки и осколки
и свой реконструировал скелет.

И крал себя у чутких медсестер,
ноздрями чуя острый запах воли,
Я убегал к двухлетней внучке Оле,
туда, на жизнью пахнущий простор.

Мы с Олей отправлялись в детский парк,
садились на любимые качели,
глушили сок, мороженое ели,
глазели на гуляющих собак.

Аттракционов было пруд пруди,
но день сгорал, и солнце остывало,
и Оля уставала, отставала
и тихо ныла: «Деда, погоди».

Оставив день воскресный позади,
я возвращался в стен больничных гости.
Но и в палате слышал Олин голос:
«Дай руку, деда, деда, погоди...»

И я годил, годил, сколь было сил,
а на соседних койках не годили,
Хирели, сохли, чахли, уходили,
никто их погодить не попросил.

Когда я чую жжение в груди,
я вижу, как с другого края поля
Ко мне несется маленькая Оля
с истошным криком: «Деда-а-а, погоди-и...»

И я гожу, я все еще гожу
и, кажется, стерплю любую муку,
Пока еще ту крохотную руку
в своей руке измученной держу.

Леонид  Филатов

Стихотворение не просто хорошее и пронзительное, но еще и созвучное...

у озера

Турция, любовь моя

В Турцию я влюбилась с третьего раза.
Первым был Стамбул в 12 году – двухдневная экскурсия. Стамбул потряс, удивил и напугал: город-крези, огромный, базарный, шумный. Покой и отдохновение я находила лишь в прохладных двориках у мечетей, под звонко-заунывное пение муэдзинов.
Вторым был курортный Сиде в мае этого года. И сам городок с прекрасно сохранившейся античностью, и окрестные экскурсии вызвали глубокую симпатию.
Но влюбилась я, влипла, попала в плен лишь теперь, побывав в бухте Олюдениз.

Десять дней, конечно же, очень мало. Если бы имела средства, провела бы там пару месяцев. Раз в 7-10 дней летала, каждые три дня плавала к островам, где купаются прямо с корабля в чистейшей лазурной воде. (Главное – не наступить случайно на морского ежа и не зацепить обжигающее щупальце медузы. Меня от обеих бед проносило, а вот  приятельницу медузы горячо возлюбили и «ласкали» чуть ли не при каждом купании.)
Филиал земного рая, не меньше. )



Отель в целях экономии я всегда выбираю подешевле. Но и такой, он был на редкость уютен.
Вид на пальмы и лимоны с балкона:

Бассейн. Лежа в тенечке, любуешься зеленым склоном горы и парящими в зените «семечками»-парапланами…

Красавец-повар. Непривычно высокий для турка, с буддийской улыбкой на устах, он чуть ли не жонглировал двумя сковородками, одновременно выпекая блины и омлеты. Многие дамы, особенно из России, фотографировали его перед отъездом. А кто-то, как моя приятельница, даже снялся в обнимку. )

В Турции много собак. А вот котов за все десять дней видела только двух. Почему, интересно? Вроде бы кот более мусульманское животное, чем собака (хотя бы потому, что тщательно моется несколько раз в день). Одного из красавцев не могла не запечатлеть:
бабочка

Полет. Олюдениз

Полет начинается с подъема на вершину горы на маршрутке.  Узкий серпантин, немалая скорость, пропасти и обрывы… некоторые утверждают, что путь к полету намного страшнее самого полета.

Вид из маршрутки:

Наверху целая очередь: полетать хочется многим…

На старте. Первым делом мой инструктор отнял у меня мобильник, объяснив, что съемки  - это его работа, а не моя. Затем раз восемь предупредил, что нужно быстро бежать и ни в коем случае не садиться, пока он не разрешит. Это же раза четыре сообщил провожающий  помощник: «Иначе – госпиталь». Поэтому разбега и взлета ожидала со страхом…

Разбег, отрыв, полет… И – нисколько не страшно.
В Болгарии на парасалтинге (парашют за катером) было страшно: далеко-далеко внизу море, ноги болтаются без опоры, стропы раскачивает ветерок… А здесь – удобное сиденье, практически кресло, инструктор за спиной. Нереальный сине-зеленый простор, теплые струи воздуха, яркий полукупол над головой…


Инструктор, оказавшийся профессиональным фотографом, постоянно снимал на фото и видео, хотя  я умоляла его сделать пяток фотографий и на этом успокоиться. От отвлекал меня от безумно красивого и редкостного зрелища своими выкриками «Чи-из!», требованиями помахать ручками, словно крылышками, сделать знак «Ок», скрестить ноги, поболтать кроссовками. Профи, что б его…

Под ногами были пляжи, где мы купались, и острова, куда ездили на теплоходе.
В небе было просторно. А снизу всегда казалось, что летунов так много, что они вот-вот столкнутся и запутаются стропами…

Перед тем как спуститься на пляж, покружили на небольшой высоте над поселком. Над отелями и кафешками, над голубыми тарелками бассейнов и лохмами пальм...

Перед приземлением инструктор предупредил, что, когда он крикнет «Встать!», мне следует тут же вскочить на ноги. Но я не успела сразу, замешкалась. Выпутывая меня из строп, он сурово спросил, неужели я не поняла его слов «Stand up!»? Я возразила, что слова поняла, но не настолько юна, чтобы среагировать мгновенно. Он захохотал и сделал мне комплимент, заметив, что вполне юна и могу сойти за его герл-френд. )

Но все-таки дамы моего возраста среди летающих были исключением.
Это я поняла по реакции молодого турка, у которого покупала полет. Он отнесся ко мне с живейшей симпатией, называл «мамочкой» (каждый раз я поправляла, что уместнее будет «мадам», но безуспешно) и в последующие дни, когда я проходила мимо его лавочки на пляж, радостно окликал и махал руками. )
яблоко

Бухта Олюдениз, Турция

Обычно от появления мечты до ее сбычи у меня проходит несколько лет. Порой много лет. Так было с мечтами побывать на Куршской косе, в деревне Вилково, на Паммукале. Полетать над морем, побывать в настоящем индуистском храме…
В этот раз прошло всего три месяца.
Возвращаясь из Болгарии, в самолете полистала журнал о путешествиях. И оказалось, что вовсе не Сиде – где побывала в мае с дочкой и внучкой – лучшее место на побережье Турции. А бухта Олюдениз.
Любимое место англичан. А эти снобы знают толк в хорошем отдыхе: маленькая бухта укрыта от ветров, и купаться здесь можно до ноября; море прозрачное и чистое и изумительно синего цвета (такую синеву встречала лишь на сказочном греческом острове Закинф); горы со всех сторон, поросшие миртом, лимоном и лавром; главная же изюминка – можно полетать на параплане – для этого и профи, и любители стекаются сюда отовсюду.
Я загадала: обязательно нужно побывать в этом райском месте. Через год или два или три.
А получилось - неожиданным и чудесным образом - уже в начале октября.


Супер-важно для меня - не было столпотворения на пляжах. Возможно, летом иначе...




Парапланеристы стартуют с горы высотой 1 600 м, парят в небе, похожие на разноцветные семена, семечки гигантского дерева. Их десятки, если не сотни. Кувыркаются (асы), парят неспешно (пара – новичок с инструктором). И приземляются тут же, на пляже.


Конечно же, побывать тут и не полетать – немыслимо.)
лист на воде

Марк Захаров


Спасибо, Марк Анатольевич, за фильмы.
"Обыкновенное чудо", "Мюнгхаузен", " Формула любви" - в числе самых любимых. "Свифт", "12 стульев" и "Убить дракона" - поменьше.

Почти 86 лет - для России огромный возраст.
Столько можно успеть...

Как воронье слетается на тризну, так уход любого выдающегося человека вызывает, наряду с печалью, злорадство и повод позубоскалить.

Мне абсолютно все равно, как часто он менял мировоззрение и как относился к Путину.
будда

Death Cafe - место, где можно поговорить о смерти

На днях обнаружила в ВК информацию о существовании в моем городе Death Cafe.
https://vk.com/deathcafespb
"Death cafe - это встречи, на которых мы пьем чай, едим печенье и обсуждаем смерть. Наша цель повысить осведомленность о смерти, чтобы помочь людям почувствовать вкус жизни.
Наш проект — социальная франшиза. Он основан Джоном Андервудом и Сью Барски Рейд на основе идей Бернарда Кретаза. Первое Death cafe открыл Джон у себя дома в сентября 2011 года. Сейчас во всем мире открылось уже 6786 Death Cafes".

В России такое место есть еще в Москве и Казани. Питерское Кафе существует около года.

Вчера побывала на одной из таких встреч.
Уютное помещение, небольшая группа (12 человек с ведущим), дружелюбная атмосфера.
В основном молодежь: страше 30-ти только двое, моего возраста - ни одного. Но, говорят, бывают встречи, на которых преобладают пожилые.
Два слова о себе, выбор темы разговора (с моей подачи, поскольку молодежь молчала, поговорили о том, кому легче умирать: атеистам или верующим, а потом свернули на тему мистического опыта).
Не то чтобы я узнала что-то новое, но было интересно поговорить с современной молодежью - не в виртуале (от которого изрядно устала, честно говоря), а живьем.

По-моему, инициатива хорошая: тема насущная, для кого-то острая и болезненная, а с друзьями-родыми поговорить не всегда удобно.
Бывают тематические встречи-конференции, что интереснее. Собираюсь как-нибудь сходить...