Александра Созонова (agni_8) wrote,
Александра Созонова
agni_8

Categories:

Дело о педофилии и «новгородское дело». Эмоции или информация?

В связи с сетевой активностью по поводу громкого и очень запутанного дела Владимира Макарова (приговоренного к 13 годам заключения за – якобы – изнасилование восьмилетней дочери) вспомнилось «новгородское дело», еще более громкое, всколыхнувшее, без преувеличения, всю сеть.
Это случилось четыре с половиной года назад: хрупкая милая девушка Тоня Мартынова обвинялась в покушении на убийство двухлетней дочки. Обвинение строилось на показаниях единственного свидетеля – мальчика, который якобы видел, как «большая девочка столкнула в пролет лестницы маленькую». В защиту Тони создавались сетевые сообщества и форумы, писались статьи и письма, собирались деньги, выступали известные люди: журналисты и адвокаты. Фото ее и дочки, задувающих свечи на именинном торте, стало баннером...
Захотелось узнать, чем кончилось дело и что с Тоней сейчас.
Оказывается, состоявшийся через полтора года суд присяжных признал ее виновной и не заслуживающей снисхождения. После вынесения этого вердикта Тоня с дочкой исчезли, и – что удивительно, их местоположение не знает даже муж, философ и журналист Мартынов, развернувший ту самую активность в сети и прессе.
Тоня стала поистине легендой. Он ней написана песня: «Антонина улетела…» По слухам, сам Дмитрий Быков взял эту историю за основу нового романа. (Пастернак, Окуджава, Антонина – такова цепочка.)
Но удивило меня не это, точнее, не только это. Прочитав обвинительное заключение и другие материалы, испытала неприятное открытие: присяжные вовсе не были бесчувственными и тупыми винтиками зловещей судебной системы. Обвинение строилось не на одних показаниях мальчика, но и на результатах следственной экспертизы, на психологическом портрете обвиняемой, на неоднократной ее лжи при даче показаний.
«Антонина улетела». Загадка осталась…

Это я не к тому, что Владимир Макаров обязательно виновен, раз так порешил суд, - нет.
К тому, что хорошо бы обладать всей возможной полнотой информации, чтобы судить о чем-то более-менее уверенно.
Четыре года назад я искренне сочувствовала Тоне и Алисе и в унисон с большинством возмущалась тупостью российской правовой системы. Поскольку не знала ни о толщине прутьев в злосчастных перилах, ни о ее жутковатых откровениях в жж. Ноль информации при максимуме благородных эмоций…

И еще о педофилии. Как ни грустно, число педофилов действительно растет. (Как, разумеется, растет и число невинно осужденных по этой статье.)
Сужу по такому простенькому критерию: ни мое детство, ни молодость не были омрачены знакомством с подобного рода людьми. Никто из подруг-приятельниц никогда не делился чем-то подобном.
А вот в поколении дочки и ее подружек…
С одним педофилом я даже приятельствовала. Пила чай, болтала, просила о нехитрой помощи – он был соседом по даче. Славный такой мужик, боцман.
О том, что он педофил, узнала совсем недавно. И ничего уже не сделать – даже не высказать то, что о нем думаю: умер три года назад…
Tags: злободневное, злое, психология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments