October 30th, 2006

крепость

74. Ритуальное убийство, или магия слова

Несколько дней назад меня обвинили в убийстве. Точнее, в инвольтации на смерть.
Обвинили не напрямую: незнакомый человек написал об этом в своем ЖЖ,
а человек знакомый дал ссылку.
Поскольку обвинение в убийстве – событие нечастое, первой смятенной реакцией было –оправдаться.
Во-первых, инвольтровала (совершала действия с фотографией и иголкой),
не я, а героиня моего текста, написанного сто лет назад.
Во-вторых, о смерти там речь не шла: скорее она пыталась достичь таким способом противоположного эффекта.
В-третьих, что же это за магия, чье действие проявилось аж через 14 лет?...
И тому подобное праведное возмущение…
Но, поостыв, отрешась от эмоций, теперь я думаю, что доля истины в этом есть.
Поскольку сама немало размышляла и писала на тему магии слова.
Магии – не в переносном смысле, а в самом прямом, т.е. вмешательстве в реальность.
Помню, как лет восемь назад мы с дочкой потрясенно осознали, что сбываются практически все сказки (в том или ином виде, полностью или детали), которые я рассказывала ей в детстве.
Сказки, даже не записанные, а что говорить о серьезных и изданных текстах?...
Примеры из классики известны: хотя бы коллизия в «Евгении Онегине», повторившаяся – намного трагичнее – в жизни автора.
Да и актеры – сплошь и рядом отказывающиеся играть в фильме свою смерть…

С тех пор как об этом задумалась, я стараюсь осторожнее обращаться с героями текстов, имеющими живых прототипов. Хотя в художественном отношении текст от этого явно проигрывает ((.
Скажем, в пьесе на суицидную тематику одна из героинь – нарисованная с натуры – настолько логично должна в конце умереть… но нет. Такого я не могу себе позволить……………….