May 19th, 2008

крепость

189. Еще о прототипах. Ностальгическое…

Тема, затронутая в недавней переписке, и атмосфера легкого скандала вокруг текста натолкнули на одно воспоминание молодости.
Каково это - быть прототипом, т.е. увидеть в чужом произведении героя, явно «списанного» с тебя?
Я испытала это – один раз.
На третьем курсе ВГИКА наша однокурсница (очень талантливая казашка из набора С.Соловьева), желая проявить себя в режиссуре, решила снять самопальный короткометражный фильм. По сценарию своей подружки Ренаты Литвиновой – в ту пору совершенно юного, свежего и очаровательного ребенка. Главную роль – пациентки сумасшедшего дома - играла тоже Рената, а мне предложили второстепенную – другой пациентки.
Не забыть то непередаваемое ощущение, которое на меня обрушилось, когда, читая сценарий, я осознала, что мне предлагают сыграть саму себя. Точнее, себя – в преломлении буйной и надломленной фантазии Ренаты.
Этому была своя предыстория: два года мы с Ренатой пребывали в милых приятельских отношениях, пока на телевизионной практике нам не повезло прожить вместе в течение месяца в одной комнате гостиницы в Мурманске. (Что там было - отдельная история, и я достойно описать ее не сумею – тут нужен дар Ренаты – с уклоном в абсурд и метафизику. :)). Вернувшись с практики, мы свели наше общение к минимуму, и лишь через год-полтора отношения чуть потеплели.
Помню ту смесь ощущений: изумления, шока и обиды (моя героиня была нарисована исключительно мрачно-гротескными мазками). Но мне и в голову не пришло отказаться от роли – наоборот, стало еще интереснее. Тем более не пришло в голову выяснять отношения с Ренатой и убеждать ее, что я НЕ ТАКАЯ – не так выгляжу, не то говорю. Поскольку то существо в психиатрической клинике была вовсе не я…
(Фильм, к сожалению, не был закончен: у казашки то ли кончилась дорогая пленка, то ли сдали нервы – Рената оказалась абсолютно неспособной играть перед камерой. Лет через пять-шесть началась ее тотальная слава – и как актрисы в том числе: мудрая Динара Асанова не заставляла играть – Рената оставалась перед камерой сама собой, со своими интонациями и манерами.)

Это я все к тому, что на негодующие выпады своих прототипов (на которые мне периодически обращают внимание) – «на самом деле было не так!» могу ответить лишь одним: это были не вы. (Клянусь, я никогда не сидела на койке в психушке, часами глядя в угол и безостановочно жуя сухарь – как в бессмертном творении моей любимой Ренаты. :))