April 18th, 2013

я и осень

«Nevermore, или мета-драматургия». Журнал «Урал»

x_cc4931de Bars-3

Этот текст, самый болевой из всего написанного и самый «отзывчивый» (по количеству откликов, предельно разнообразных, вплоть до феерических), создан давно и давно обитает в сети, разошедшись по множеству библиотек. А вот на бумаге был издан смешным тиражом, в 2008 году. И лишь теперь получил вполне нормальное бумажное бытие – в журнале «Урал», 4-й и 5-й номера. (Пролежав там, правда, почти полтора года.)
Хочется искренне поблагодарить Марину Палей – за ее рекомендацию в журнал, где ценят ее мнение, а также немалую языковую правку текста.
Также я благодарна Пелагее Дементьевой – за интенсивную рекламу романа. (Жаль, аудитория ее социальных сетей маловата.) Правда, прочитавшие текст по ее наводке могут испытать разочарование: нет там никаких извращений - ни педофилии, ни некрофилии, о которых взахлеб повествует Пелагея. Это чистая история. Печальная, трагичная, но чистая.


Все герои, за исключением одного персонажа, во многом списаны с реальных людей. Прошло восемь лет со времени описываемых событий, и интересно проследить их судьбы.

Главный герой умер полтора года назад. Очередная демонстративная суицидная попытка стала роковой. И хотя он призывал смерть, вожделел к ней, грезил ею девять лет подряд, с 17-ти лет, верилось в лучшее – он менялся с годами, от сатанизма переходя к вере, от детских стихов к более профессиональным, которые стали публиковать. Но… не выдержал организм. И не повезло с той, что была в тот период рядом.
Его подружка, умненькая, самолюбивая и яростно амбициозная девушка, добилась, как и хотела, известности. Но не той, на какую рассчитывала: стала ответчиком в судебном заседании о воровстве интеллектуальной собственности, которое окрестили прецендентом и внесли в учебники для студентов-юристов.
Другая подружка, идейная сатанистка, пылко ненавидевшая обывателей с их обывательскими радостями, нашла свое счастье в одной из таких радостей – в замужестве. И слава Богу: мещанский ритуал с фатой и куклой на капоте исцелил от назойливой тяги к самоуничтожению.
Самый интересный, неоднозначный, одаренный и удивительный персонаж продолжает поражать и удивлять. Его известность – заслуженная – растет.
Самый неприятный по-прежнему процветает.