October 15th, 2018

лист на воде

Зинаида Миркина (10.01.1926 – 21.09.2018)



В откликах на уход этого удивительного человека звучало много прекрасных слов и определений. Но только в одном из мной прочитанных было слово «миссия».
Пожалуй, это самое важное. Самое существенное слово.

Печаль. Но печаль светлая. Потому что на исполнение миссии отпущено было немало: 92 года, и почти всегда были силы и звучал голос, несмотря на тяжелую болезнь, не отпускавшую с юности.
Потому что разлука с самым близким и родным человеком, длившаяся пять с половиной лет, закончилась.
яблоко

«Отдых» в осенней Болгарии...

Отдых в кавычках, поскольку на этот раз мы были вдвоем с Катькой, весьма буйной и активной особой трех с половиной лет, и моменты тишины и отдохновения выпадали мне только на пару часов в день, когда она изволила почивать без задних ног.

И в это прекрасное, столь любимое мной время, когда пляжи безлюдны, нет жары, но светит безмятежное солнце, а бурное море еще замечательнее, чем в штиль, приходилось существенно сокращать время и темп прогулок.
Но все равно оставалось немало чудесного: и Старый Несебр, и горы, и пиратское пати, и верблюды, и дикие пляжи, и дюны, и огромные фиолетовые и голубые медузы...




Помимо активности Катьки напрягало еще то, что прекрасная страна Болгария нередко казалась мне страной педофилов. Катькина мама была милой малышкой, и на нее нередко реагировали и умилялись в этом же возрасте, но все же не до такой степени.
Особенно меня поразил эпизод, когда мы сидели на пляже, а рядом отдыхала группа болгарских рабочих. Они наблюдали за ней с улыбками, словно за редким зврьком, а потом один из мужчин, лет тридцати, подошел и вежливо попросил разрешения  сфотографироваться с ребенком. А после него это проделала женщина из той же компании. (Это мне напомнило Индию, но там местные жители обожают фотографироваться со всеми иностранцами, невзирая на пол, возраст и внешние данные.)
Чтобы хоть как-то компенсировать психологический вред, приходилось объяснять Като, что все, абсолютно все маленькие детки милые и симпатиные, и она в том числе.
(Тем более что это правда.  Когда она подрастет, я расскажу ей, что это задумка природы: дети вызывают умиление на инстинктивном уровне, чтобы было сложнее проявлять по отношению к ним агрессию.)