May 1st, 2019

c  цветочком

Ленинградский зоопарк. Сейчас и сорок лет назад

Очень давно, в молодости, я недолгое время работала в Ленинградском зоопарке. Рабочим по уходу за животными: кормить-убирать.
От тех времен осталась острая жалость к томящемуся в жутких условиях зверью. (В годы перестройки и после много говорились о переносе зоопарка за город, о просторных вольерах, но... видимо, не нашлось спонсора.)
Еще запомнилась работающая там публика. Она четко делилась на три категории: нежно любящих своих подопечных, откровенных садистов и людей простых и бесхитростных, для кого к крохотной зарплате в 80 руб добавлялись продукты: тигры "делились" мясом, белки - орешками, капибарры - фруктами.
Звери нередко умирали - не от голода, а от плохих условий и тоски. Их мясо дружно съедали работники, а из шкур делали чучела для кабинета директора. Кабинет казался филиалом зоологического музея.

Порой, по недосмотру рабочих, звери сбегали из своих тюрем. Помню, как-то всей толпой (человек пять) ловили дикобраза. К счастью, он сбежал не на улицу, а носился в пределах слоновника, выскочив из своей клетки. Слон нервничал и злился, когда в поисках защиты дикобраз забегал в его загон. А мы с ужасом ждали, что беднягу раздавят. Спустя полчаса беготни дикобраза пленили - набросив на него ватник...


Слон был старым - лет 50-60 - и злым. Его называли "подарком Хо-ши-мина" и рассказывали ужасы: давно, в 50-е он убил рабочего, который издевался над ним и колол вилами.
Я работала "на слоне" лишь однажды, и то был самый тяжкий день за все время: чего стоило только таскать тележки с его навозом... Устала до такой степени, что ночью не могла заснуть.
Учитывая, что работа начиналась в 7.30 и вставать приходилось в 5.30, днем я пыталась отоспаться на сеновале. Зловредный слон любил стучать хоботом по железному щиту, производя страшный грохот, отчего я проклинала его сквозь зубы...

Новенькая, я была на подмене: каждый день с разными животными - от ежиков-белочек до жирафов.
Отношение к подопечным четко зависело от особенностей их питания и выделения отходов.
Скажем, дивный, ирреальный зверь муравьед (и кто только такого придумал?). Влюбилась с первого взгляда. Питался он - за неимением муравьев, белыми мышами. Нужно было взять живую теплую мышку, изо всех сил швырнуть на бетонный пол и протянуть тельце к вытянутой морде с длиннющим языком. И так десять раз. От убийства мышей я категорически отказалась, и свидание с удивительным зверем ограничилось одним разом.

Полюбила козлов: веселые симпатяги, и убирать одно удовольствие: смахнуть метлой твердые круглые орешки.

Невзлюбила тапиров. Добродушные милые зверюги - к ним к клетку разрешалось заходить в их присутствии, и чистюли: ходили по большому и по маленькому исключительно в два больших тазика. Но тазики были тяжеленные и, наполненные до краев, грозили пролиться - отсюда и неприязнь.
Однажды я плохо задвинула засов между их клеткой и клеткой с зебрами. Своими подвижными хоботками они открыли дверь и ввалились к соседям. Дружелюбные и любопытные, пытались подружиться, а зебры нервничали и лягались. Заведующая, поспешившая на мой отчаянный зов, с ноткой злорадства сообщила, что стоит такой зверь 10 000 долларов, и в случае убийства его зеброй деньги будут высчитываться из моей зарплаты. Обошлось...)


Весной звери линяли. Шерсть верблюдов считалась ценной (помогала при ревматизме), поэтому горбатого разворачивали одним боком к посетителям, а с другого бока щипали - и не один, а двое-трое...

......................................................................................
Когда дочке было лет шесть, привела ее на место давней работы. От того визита воспоминаний не осталось.
Ее же впечатления вылились в грустном эпизоде повести...

А на днях привела внучку, в честь ее дня рождения.
Ходила и сравнивала: что изменилось за 39 лет.
Зоопарк посвежел и похорошел, но в основном за счет детских аттракционов, кафе и беседок.
Жилищные условия зверей практически те же. Только двоим повезло - амурскому тигру и россомахе: для них выстроили просторные клетки с зеленью и скалами.
Особенно жаль жирафа: большую часть года он томится в загоне в 20 кв м.
(Это как человек сидел бы в пустой одиночке без окон в 4 кв м.)
Отмечала про себя, какие животные обитали при мне, а теперь уже нет: минус злобный слон, жирафов было трое, а сейчас один, нет милейших тапиров и зебр, капибарр и лошадей пржевальского, бурых медведей, муравьеда, дикобразов,тюленей... Но почему-то много, чрезмерно много - на каждом шагу - белых полярных сов.
С другой стороны, за них можно только порадоваться - за тапиров и муравьедов, которые не сидят в крохотных клетках, а бегают где-то на воле.

А Катьке по малолетству понравилось.
Особено две красавицы лисички, царапающие бетонный пол - в попытке прорыть подкоп в соседнюю клетку, к тем же белым совам.