January 16th, 2021

Питер...

Григорий Померанц о старости


Встретила сегодня в жж Дмитрия Воденникова цитату из Г.С. Померанца:
"...старость — то же окружение. Та же засада. И я мысленно сбрасываю с плеча карабин, я пытаюсь вырваться — или вырвать из тела душу... Старость — это танец смерти. Это игра, в которой нет выигрыша. Но в ней есть радость. И эта радость сильнее смерти.
Судьба вывела меня невредимым из-под бомб и из застенков. Мне удалось уйти от пошлости и суеты, пройти, не запутавшись, через 60-е и 70-е годы и после всех экспериментов вовне добраться, сохранив ясность ума, к своей внутренней задаче. Мои поражения стали шагами извне вовнутрь. Но есть предел удачам и неудачам, и я подошел к нему. Судьба стучится изнутри, каждым биением сердца. Как превратить в победу последнее поражение?
Стучит сердце, гудит голова, — как будто снова воют шестиствольные минометы, но не вовне, и нельзя прыгнуть в воронку. И неизвестно, где будет прорван фронт (лопнет обызвестковавшийся сосуд) и в прорыв хлынет смерть".

Интересно, что это было написано в 65-70 лет. До настоящего сражения (с мучительными болезнями)  оставалось еще 20-25 лет, а до ухода из нашего мира все 25-30.
Когда-то, в пору активных духовным исканий, я считала Г.С. своим Учителем. Все его тексты, без исключения, резонировали, находили живой отклик в уме и душе.
Много позднее стала соглашаться уже не со всем.

Известный афоризм, который всегда нравился, о пене на губах ангела, вызывает возражение: если пена, то это не ангел. Человек, хороший человек, но не ангел: в ангельской сути нет такого "вещества", из которого могла бы возникнуть "пена".
( Фраза, над которой столь долго размышляла, "отомстила" мне, став первым ЭМ: оказалось, что то же самое произносилось задолго до Г. С., чего просто не могло быть.)

И теперь вот о старости. Для меня это не сражение, но нечто противоположное - покой.
Молодость, зрелость - битва. После 50-ти (у кого-то раньше, у кого-то позже) плавный переход к покою: изживаются страсти, слабеют обиды, чахнет честолюбие, сходит на нет жажда самоутверждения.
Старость не радость? Неправда. Просто радости уже не такие...)

Правда, бывает, что без борьбы нельзя (но не со старостью - с болезнями, несущими смерть).
Как в очень значимом для меня стихотворении Леонида Филатова (не могу ни читать, ни произносить его спокойно):


Когда я чую жжение в груди, я вижу, как с другого края поля
Ко мне несется маленькая Оля с истошным криком: «Деда-а-а, погоди-и…»
И я гожу, я все еще гожу и, кажется, стерплю любую муку,
Пока ту крохотную руку в своей измученной руке ещё держу.