June 15th, 2021

я и осень

Пелагея Дементьева – жива ли она? (В продолжение прошлого поста)

Она же Полина Балыкова (настоящее имя). Скоро четыре года, как она не напоминает о себе. А прежде в течение шести лет пыталась отравить мне жизнь весьма активно. Главным образом, клеветой.

В жизни у меня бывали враги. Но по энергии, которая тратилась на ненависть, рядом поставить некого. Потрясающая женщина. Уникум. И повод для ненависти, столь ярой и столь долгой, тоже потрясает: своей незначительностью. Пелагее не понравилось, как я изобразила в романе героя, прототипом которого был молодой человек, которого она любила.

Тоже крайне незаурядная личность: не будучи красавцем или большим талантом, он обладал способностью влюблять в себя всех, кто оказывался рядом, независимо от пола, возраста и социального статуса. (Только один человек из всех моих знакомых имел не меньшее обаяние и власть над людьми – отец моей дочки. Но он был в придачу крайне умен и талантлив.)
Сегодня ему исполнилось бы 36. И этот пост – частично его памяти. В 26 лет и два месяца он покончил с собой, не дотянув немного до классических 27-ми.

Пелагея поливала грязью не только меня – изрядно досталось и дочке, ее жалевшей. Поначалу, правда, она хотела взять ее в союзнике в битве против меня, но, поняв, что не получится, стала изливать те же ведра грязи, издеваться над ее текстами, ее внешностью и пр. Досталось двум хорошим людям, литераторам, имевшим несчастье похвалить мои тексты. Скольким моим френдам она присылала письма с красочными описаниями моих пороков, и сказать не могу: далеко не все ставили меня в известность об этих посланиях.
Два человека, хорошо ее знавших и тоже пострадавших (хоть и в  меньшей мере), убеждали подать на нее в суд за клевету.
Я отказалась: судебные тяжбы высасывают время и деньги и чаще всего кончаются ничем. К тому же, ощущаю определенную вину. Конечно, не за то, в чем обвиняла меня П. Д., но некое этическое нарушение личностных границ присутствовало. С этим нередко сталкиваются авторы, у чьих героев есть реальные прототипы. И еще: старалась описывать героя предельно объективно, но без первоначальной горячей симпатии: трудно любить человека, по чьей вине едва не лишилась дочери.


Показывала фото П.Д. ясновидящей – она сделала вывод: шизофрения. Тяжелая, очень агрессивная форма. Добавила, что сейчас во всем мире стремительно растет число душевнобольных. С последним не поспоришь, но насчет шизофрении уверенности нет: общалась с двумя-тремя шизофрениками – странные идеи, сдвинутая иерархия ценностей, но агрессия нулевая.
Фото ее выкладываю на всякий случай: вдруг окажется видящий среди прочитавших пост.

Последний раз она напомнила о себе летом 17. Как обычно: длиннющий анонимный комментарий у меня в жж. На этот раз сетования: зря я выкладываю фото своей крайне несимпатичной внучки.
И всё. Дальше – тишина.

Вариантов два. Первый – изменилась, либо просто иссяк, сошел на нет запас ненависти. Второй – умерла (не раз писала о своих онко-проблемах). Первый предпочтительнее: нет ничего прекраснее, когда человек меняется в лучшую сторону.  Второй… Отчего-то казалось, что о ее уходе мне сообщат – она ведь затащила в водоворот горячей грязи пару-тройку подружек, да и общих знакомых у нас с десяток.

Если второй – завязался нехилый кармический узелок, который придется распутывать в следующей жизни.
Ох, как не хочется встречаться опять…
В начале нашего общения я говорила с ней вежливо, пыталась объяснить. И последнее послание было вполне мирным и конструктивным. Но вот в середине было два-три момента, которые хотелось бы убрать, будь такая возможность.

Торжествует ли она, если прошла пора подводить итоги прожитого? Сожалеет о  сделанном?
Бог весть.