Александра Созонова (agni_8) wrote,
Александра Созонова
agni_8

Category:

«НенАвиджу», или гениальность ненависти (несколько слов о публицистике и стихах Марины Палей)

Что-то вроде эссе.

В украинском языке слово «ненавижу» звучит более мощно и выразительно, чем в русском: ненАвиджу. Тяжелое, беспощадное, словно танк, давящий угрюмой громадой живые тела. (А разница, фонетическая, всего лишь в ударении и лишней букве «д»).
Помню, отметила это различие еще в детстве, читая прекрасную повесть Владимира Киселева «Девочка и птицелет» - о талантливой школьнице и ее друзьях, что жили в светлом совковом городе Киеве. Девочка писала стихи, и одно из них врезалось в память:
Я знаю, что твердил Тарас Шевченко.
И как его завет я повторяю
Одно-единственное это слово:
Нена'виджу.

(Ненавидела она не Россию, не москалей, как кто-нибудь мог бы подумать, но людские злобу и подлость, не имеющие национальности.)

Недавно встретилось в сети другое стихотворение про ненависть. Автор - Мария Петровых:
Я думала, что ненависть — огонь,
Сухое, быстродышащае пламя,
И что промчит меня безумный конь
Почти летя, почти под облаками...
Но ненависть — пустыня.
В душной, в ней
Иду, иду, и ни конца, ни краю,
Ни ветра, ни воды, но столько дней
Одни пески, и я трудней, трудней
Иду, иду, и, может быть, вторая
Иль третья жизнь сменилась на ходу.
Конца не видно. Может быть, иду
Уже не я. Иду, не умирая...

Его процитировала в своем блоге Марина Палей. Известного прозаика и поэта, лауреата премий родом из Питера, что много лет живет в Нидерландах, можно назвать «гением ненависти»: настолько яростные, злобные, стилистически выверенные стрелы посылает она в адрес бывшей родины и отдельных представителей ее культуры.
Но – вот парадокс натуры, очередной пример бескрайней широты (так и хочется сказать «русской», но правильнее – «русскоязычной») души: с не меньшей силой автор умеет любить и писать о любви. И в стихах, и в прозе. (Последний роман Палей «Дань саламандре», на мой взгляд - самый сильный текст о любви за последние годы. А роман-притча «Хор», в котором тема любви занимает существенное место, в свое время настолько потряс, что выступила в несвойственной мне роли литературного рецензента.)
Ненависть – не вообще, а в данном конкретном случае – иррациональна, не требует разумных мотивов. Дерусь, потому что дерусь! – девиз Портоса. Нет особого смысла в оплевывании страны («страны скотов», «скотомогильника»), из которой уехала без малого двадцать лет назад. Намного естественней радоваться и благодарить провидение за обретенный рай – комфортный, уютный, чистенький, – вычеркнув из души прошлое, как воплотившийся в явь босхианский кошмар, ради сохранности психики.
Столь же нелепо пускать ядовитые стрелы в собратьев по перу. В чем они провинились? Ведь даже политические позиции и отношение к сегодняшней кровоточащей ране Украина-Россия у жертв прицельного обстрела разные. В один ряд попадают нацбол и патриот Прилепин («черносотенец, фашист, недоумок, дешёвый гопник»), либерал Быков и осторожно-нейтральная Татьяна Толстая. (Последним двум особенно повезло: ненависть к ним облечена не в стишок, не в публицистический выкрик, но в целый объемистый роман.)
Возможно, истоки столь сильной негативной эмоции в том, что перечисленные прозаики входят в первую пятерку самых читаемых авторов в России? Вряд ли («Хоботов, это мелко!») – легче допустить слепую, не рассуждающую страсть, багровый туман в глазах. Ведь зависть – удел бездарностей.

Конца не видно. Может быть, иду
Уже не я. Иду, не умирая...

Не умирая? Вот здесь, на мой взгляд, поэт ошибается: ненависть убивает. Не тело и даже не мозг: постепенно, исподволь губит душу своего носителя. И это страшнее даже самоубийства: уничтожить в отчаянье тело – меньший грех (или более легкая карма), чем превратить собственную живую душу в смертельное оружие – танк или огнемет.
К страсти Марины Палей применимо не русское «ненавижу» а украинское «ненАвиджу». (Совпадение или нет, но Украина, в отличие от России, вызывает у нее нежность-любовь-жалость, а никак не проклятия. Из чего, разумеется, не следует, что ей лучше бы писать на мове.)

Но, конечно, не стоило бы затевать разговор о душевных бурях одного, пусть и очень талантливого, писателя, если б обозначенная эмоция не приобрела в наше время размах тотальности.
Выношу за скобки ненависть обоснованную, «святую»: у кого-то война отняла близких, разрушила дом, заставила стрелять в земляков и бывших товарищей. Речь не об этих несчастных, попавших в мясорубку истории. А о тех, кто продуцирует слепую разрушительную волну сидя в кресле у монитора, в тепле и уюте.
Кто-то выплескивает свое «ненАвиджу!», словно ведро помоев на соседа снизу, не маскируя, не прибегая к эвфемизмам. Кто-то – облекая в вежливые словеса и не переходя на личности. Кто-то делает это ярко, остроумно, оригинально, кто-то - бездарно и пошло. Суть не в формах.
Можно написать «сдохни, сука!» в комментариях в блоге Доктора Лизы, что спасает раненых и больных детей из Донецка, вывозя их под пулями. Можно выразить свое осуждение – не заметила российских войск на Донбассе – вежливо и обтекаемо, как упоминавшийся уже Дмитрий Быков. Можно объявить сбор подписей за публичное шельмование «предателя» Макаревича, а можно тихой сапой отменить его концерт. Суть одна.

С момента начала событий на Украине счет убитых – и майдановцев, и солдат с обеих сторон, и мирных жителей – идет на десятки тысяч. В разы больше, чем за 10 лет афганской войны. Если прибавить еще живые души, что ежесекундно убивают себя ненавистью…
Tags: Марина Палей, Украина, злободневное, эссе
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments