Александра Созонова (agni_8) wrote,
Александра Созонова
agni_8

Categories:

Виктор Ширали 7.05.1945 - 19.02.2018


Вчера ушел поэт Виктор Ширали.
Нельзя сказать, что неожиданно или преждевременно: болел очень долго и очень тяжело.
О его смерти написали все новостные СМИ, это хорошо.
Но многие из его круга - питерской второй культуры 70-80-х, словно не заметили.
А один поклонник его таланта в посте-некрологе выложил ужасную фотографию последних дней. Зачем?

Пусть он останется в памяти таким, как в лучшую свою пору: 25-40 лет.
Я хорошо  его помню: сердцеедом, пьяницей, авантюристом (впрочем, какой поэт в те времена не был пьяницей и сердцеедом? - разве что А. Кушнер). Вечно молодой, вечно пьяный. И пьянящий всех вокруг блистательным талантом и солнечной, языческой любовью к бытию.

Я безумно ему благодарна. И в то же время на него обижена. Бывало всякое.

А теперь - только стихи. Ранние и зрелые, самые любимые.
(Поздних стихов его не люблю и не принимаю, о чем когда-то  писала здесь.)
.................................................

            1.

Живу в саду.
Посередине сада,
Обширного, как полная свобода.
И даже если где-то есть ограда,
То я —
Клянусь! —
Искать ее не буду.

                 2.
Она еще спала, моя душа,
Когда, протиснувшись из шалаша
В ночной, подсвеченный луною сад,
Встав во весь рост в деревьев тесный ряд,
Расставив руки в стороны и вверх,
На силуэты походя дерев…

…И стоило мне руки развести,
Как я почувствовал, что надо зацвести.
Цветы разверзлись у меня в руках,
Белей, чем лица, когда выбелит их страх.
И был так короток цветенья миг,
Что был их аромат пронзительней, чем крик.
Я отцветал?
Но ощущал, как дале
Плоды завязывались у меня в ладонях.
................................................

Кроме музыки мне нечего уметь,
Хоть и простенька мелодия моя,
Но умел её я выводить,
Слез не пряча
И Глагола не тая.

Брал меня Господь
И подносил к губам,
В раны мои
Вкладывал персты
И наигрывал,
И Аз воздам
Этой музыкою
С Божьего
Листа.
.......................................
Невдалеке от моего столетья
Живет поэт
К нему я еду в гости.
Сто сорок три весны нас разделяют,
Считать на версты оказалось дольше,
Считать на версты оказалось дальше.
Сто сорок три весны нас разделяют.
Его люблю я
Он меня не знает.
Живу я в Дачном, полоса окраин.
Морозным утром белый дым из труб.
Его Санкт-Петербург живет в оправе
Окраин
Ленинграда рук

И это город мой.
А в нем зима. Декабрь.
И зримо дыхание, когда летит от губ
Душа моя
Тобой граненый камень
В оправе
Моих израненных о грани рук.

...........................................

Мне казалось.
Но так не случилось.
Что оглянешься ты,
если я не умру тебе вслед.

Мы сходились для жестокого дела любви.
В нас немного осталось —
две откровенные раны.
Мы поруганы.
Попраны.
Новыми бойнями пьяны.
Предаем сытой явью
                   голодные, голые сны...
...............................................
Ты не хочешь любви моей...
Я понимаю,
Она
Всей судьбою моею,
Всей жизнью моею
        странна и больна,

И повинна.
Ты берешь меня с полки,
Ты открываешь,
Ты входишь в мой С А Д.
Я встречаю тебя,
Я живой под обложкой,
                            Я рад
Нашей встрече.
Я руки целую твои.
И поют мои птицы
И строчки твердят о любви.

Я тебе надоел -
Понимаю,
Сандрара ты с полки берешь.
Я встречаю тебя,
Я жив под обложкой,
И поют мои птицы,
И строчки теврдят...
И, кроме меня,
Никого
Ты ни в ком
И нигде
Не найдешь.






Tags: Ширали
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments