Александра Созонова (agni_8) wrote,
Александра Созонова
agni_8

Categories:

120. Предательство

Эссе, которое я написала для ru_existential.
Получилось пафосно и отстраненно, а на самом деле тема более чем личная.
Если на астро-языке, к которому меня по привычке все время тянет: тяжеловато выносить оппозицию Черной луны в Раке к моей Черной луне.
Если на языке человеческом - пережившему предательство близкого человека можно одновременно и посочувствовать, и позавидовать.
,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,

Предательство, предательство –
души незаживающий ожог.
рыдать устал, рыдать устал,
рыдать устал над мертвыми рожок…
И дом твой пуст и разорен,
и ты добыча для ворон,
и гривенник пылится на полу…

Мы ехали в поезде, и дочка (ей было одиннадцать) с упоением пела эту песню нашему попутчику – симпатичному летчику с седой левой бровью – и потом объясняла наставительно, что песня очень личная: знаменитому барду изменила жена, когда он был в поле, на севере, и боль от предательства вылилась в эти вот строки, и потому они такие сильные, и потому о женщинах он потом писал – и пел – жестко или пренебрежительно.
А летчик рассмеялся и сказал, что у него была похожая ситуация: жена ушла к другому, когда он был в отъезде. Но при чем тут предательство? «Я только порадовался за нее. Значит, нашла себе лучше».
Немая сцена…

Что такое предательство? Почему одно и то же событие в восприятии одного является таковым, а для другого – нет?..
Это не качество - характера, темперамента или мировоззрения. Если составить список людских пороков: трусость, злоба, жадность, зависть, лживость… - предательство не впишется в этот ряд. Не порок – но поступок, действие. Если совсем точно: субъективное восприятие и определение некоего поступка.
Именно предателей Данте наказал сильнее всего: поместил в самый последний, девятый, круг ада. Навечно вморозил в черный каменный лед. (Для итальянца, уроженца теплого климата, мороз страшнее раскаленных сковородок…) Именно этим словом можно ударить, заклеймить больнее всего: «Иуда, предатель…»
Мотивы, по которым один человек предает другого (или других), поражают разнообразием.
Иуда, чье имя стало нарицательным, предатель всех времен и народов… впрочем, о нем не стоит – слишком разные мнения существуют относительно мотивов его поступка (от корысти или разочарования – до самого преданного ученичества). С другими действующими лицами той же истории – намного яснее. Предательство Пилата – от трусости. (Вспомним «Мастера и Маргариту», где этот порок, устами Иешуа, назван самым страшным.) Предательство Петра (три раза отрекся, прежде чем пропел петух), да и всех прочих разбежавшихся учеников – кроме Иоанна и женщин – по тем же естественным «шкурным» мотивам…
А вот Брут и Кассий (их великий Данте поместил в пасть Люцифера, в компанию к Иуде, приравняв по степени грешности к последнему) – трусами не были. Их вела благородная идея – уничтожить деспотию.
И в горло нож вонзает Брут,
и под Тезеем берег крут,
и хочется довериться врагу…
«И ты, Брут!..» Но ту же самую горькую фразу мог бы бросить в лицо Цезарю его бывший соратник и друг: в глазах Брута предает – прежние идеалы – именно император, поэтому его убийство вынуждено и оправдано. Брут ощущает себя не предателем – но вершителем справедливости.

Тьмы тем предательств, мелких и крупных, совершается из корысти. Те же милиционеры, следователи, судьи – за взятки предающие людей, чьи судьбы непосредственно связаны с их профессиональным долгом.
Не меньше – от пофигизма, или равнодушия. Врач предает доверившегося ему пациента, проводя операцию в нетрезвом состоянии… медсестра, заболтавшись, делает не тот укол. Мать предает ребенка, оставляя его в роддоме – поскольку не испытывает к нему никаких чувств. Или – не оставляет, но позволяет унижать, ломать психику, избивать или насиловать – опять-таки от равнодушия или недостатка любви.
Мы в ответе за того, кого приручили. Кого родили...

Нас завораживает и восхищает красивая история любви Мастера и Маргариты. Но ведь с другого ракурса – со стороны брошенного мужа, это то же предательство, о котором поет свою хорошую песню знаменитый бард: «Вина твоя, что надвое судьбу твою сломали, ротозей, – жена твоя, жена твоя, и лучший из друзей…»
Наверное, это слово и стоящее за ним понятие оттого так сильны и обладают такой мощной «отрицательной энергией», что самые тяжелые и трудно заживающие душевные раны человек получает - ощущая себя преданным.
Отелло не был ревнив (как заметил Пушкин), как и Арбенин, герой «Маскарада» Лермонтова – и тот и другой убивают жену, страстно любимую, карая ее за предательство. Предательство не просто ранит или оскорбляет – оно рушит внутренние опоры, казавшиеся незыблемыми, превращает стройный и гармоничный микрокосм в хаос, лишенный и света, и смысла. Преданный самым близким человеком либо ломается, либо мстит: «Смерть у него в руках – и ад в его груди», и тоже вслед за этим ломается.

Иов, должно быть, ощущал предателем Всевышнего – когда обращал к нему изъеденное проказой лицо и с дерзостью крайнего отчаянья требовал ответа, укорял и молил о смерти:
«Доколе же Ты не оставишь, доколе не отойдешь от меня, доколе не дашь мне проглотить слюну мою?.. Зачем Ты поставил меня противником Себе, так что я стал самому себе в тягость?..»

Если вернуться к субъектам действия, к тем, кто слышит обращенное к себе горько-презрительное «предатель», то, наверное, можно определить настоящее (объективное) предательство как такое, при котором человек предает в первую очередь самого себя. Самое лучшее, самое высокое в себе. Петр, услышав крик петуха, отошел и горько заплакал. Иуда повесился. Главный герой фильма «Остров» молился всю жизнь и, несмотря на раскрывшийся дар чудотворца, умирая, считал себя великим грешником.
Впрочем, эта мысль более чем не новая...
Tags: психология, эссе
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 66 comments