Александра Созонова (agni_8) wrote,
Александра Созонова
agni_8

219. Как стать гением. И стоит ли?..

Что-то вроде эссе.
В журнале одного из френдов обсуждался вопрос: по каким признакам можно отличить гения от остальной массы людей?
Действительно, по каким? (За исключением плодов творчества, разумеется.) В эту категорию подпадают очень разные индивиды – и по характеру, и по образу жизни, и по коэффициенту ай-кю. (Чтобы определиться в понятиях, обращусь к словарю: «Гениальность есть наивысшая степень проявления творческих сил человека», а поскольку между гением и крупным талантом провести грань можно лишь условно, последние тоже имеются в виду.)
Гений может жить недолго и умереть трагически (самоубийство, дуэль), а может –«насыщенный днями» (как Толстой или Гете); его судьба наполнена запредельными испытаниями (Шаламов), но бывает и на редкость оранжерейной (Пруст); он заканчивает свои дни во тьме безумия (Ницше, По), но не реже – в абсолютно ясном сознании; может быть девственником (как Гоголь) или крайне порочным типом (Байрон); умнейшим человеком (Сократ, Шекспир), либо глупцом…
Что объединяет столь разных людей, каким может быть общий знаменатель?
Пожалуй, гениальный человек не имеет возраста: наивный открытый ребенок и древний старик – в одно и то же время.
И еще – большинство из них (подчеркиваю: не все, но большинство) явно ущербны в чем-то – касается ли это психики, нравственных качеств, увлечений или черт характера.

Даниил Андреев в «Розе Мира» пишет, что гений или талант (правда, не каждый, но являющийся вестником) обязательно имеет своего даймона (нечто вроде Музы и ангела-хранителя в одном лице), и вдобавок – помощь провиденциальных сил. Это не вызывает сомнений – в отношении к его судьбе: то, что черновик «Розы Мира», написанный в тюрьме, не затерялся, не был отобран при шмонах – иначе как чудом (заботой провиденциальных сил) не назовешь. Тот факт, что тяжело больной человек сумел закончить колоссальный труд и умер практически сразу после этого – тоже в эту строку.
Но – где был даймон в последние годы Марины Цветаевой или Осипа Мандельштама? Отчего провиденциальные силы не сохранили массу талантливых рукописей, истлевших в застенках НКВД и КГБ? Почему ангел-хранитель не удержал за руку совсем юных, еще толком не раскрывшихся, не донесших свою главную весть – гениев-самоубийц?
Молчит Д.А. Не дает ответа…

Похоже, что зачастую гений – не самый защищенный, но самый беззащитный из людей на этой земле.
Г. Чхартишвили в своем капитальном (хотя и спорном) труде «Писатель и самоубийство» приводит такую причину малочисленности гениев: «Вполне возможно, что драматичнее всего ряды будущих гениев редеют на 20-летнем рубеже, а современники и потомки остаются в неведении, так и не узнав, как безгранично талантлив был очередной юный самоубийца, какой потенциальный заряд творческой энергии был в него заложен. Возможно, "метафизическая интоксикация" для того и существует, чтобы доля творческих людей не получалась слишком высокой. Происходит своего рода естественная фильтрация, защищающая наш предприимчивый и прагматичный биологический вид от ненужного перекоса. Бог весть, сколько несостоявшихся Байронов, Рафаэлей и Эйнштейнов ежегодно теряет человечество из-за юношеских самоубийств…»
Вполне вероятно. Во всяком случае, звучит убедительно.
К самоубийствам имеет смысл добавить бОльшую (разумеется, вероятную) подверженность несчастным случаям и болезням, еще более сокращающим число «неугодных природе», слишком вырывающихся за рамки вида.

В названии заявлено «Как стать гением», а об этом покуда ни слова.
Что ж, это достаточно просто сделать. И доступно – в теории – почти всем.
Необходима божья искра, «поцелованность» Творцом. Но… ее вполне хватит на уровне способностей или одаренности. А способности – те или иные – присущи каждому человеку (ну, или почти каждому).
Если определенную, данную Богом способность развивать из жизни в жизнь (атеисты и ортодоксальные христиане могут дальше не читать), шлифовать, как ювелир шлифует драгоценный камень, растить, как японский садовник крохотное тысячелетнее дерево, то рано или поздно она вырастет до размеров гениальности.
Точно так же, как человек, почувствовавший тягу к высшему, ощутивший зов духа (или монады), рано или поздно, в какой-то из жизней обретет, наконец, вожделенное просветление.
Сколько жизней понадобится? – Бог знает. Наверное, кому как.

Но это трудно, предельно трудно – заниматься одним и тем же из жизни в жизнь. Намного легче, да и интереснее – разнообразие: сегодня флейтист, завтра авантюрист, затем фрейлина императрицы, а после – крестьянка или тибетский монах.
Отсюда та самая ущербность, не-гармоничность – о которой столько писали и пишут, доходя до прямого приравнивания гения к душевнобольному, а гениальности – к «болезни» природы. (Ведь если, говоря геометрически, в теле определенного объема в одном месте образуется выпуклость, в другом появляется «впуклость».)
Это и «культурная» ущербность – когда, скажем, гений-технарь абсолютно не разбирается в искусстве и не нуждается в нем; «нравственная» - когда поступки гения зашкаливают за нормы «порядочного» человека; нехватка жизнестойкости (депрессии, алкоголизм, суициды).
Те редкие случаи-исключения, когда гений сохраняет гармоничность, жизнестойкость и порядочность (как Гете или Тютчев), объясняются, на мой взгляд, очень старой душой, имевшей множество воплощений, в числе которых были и качественно разные, и «узко-специализированные».

Николай Бердяев (да и не только он) мечтал когда-то о появлении гения-святого – человека, в ком соединилась бы творческая гениальность с высшей степенью праведности. Ему казалось это вполне реальным.
Мне – нет…
Tags: психология, творчество, философия, эссе
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments