Александра Созонова (agni_8) wrote,
Александра Созонова
agni_8

Category:

224. Юлия Вознесенская как русский Дант

«Но рот мой горячий вовек не узнает
прокислого вкуса железной узды!»…
Это из давних ее стихов, конца 70-х: фемнинстка, правозащинтица, поэт, писатель. Отсидевшая за свои убеждения три года.
В 80-ом, перед Олимпиадой, ее выслали в Германию, вместе с двумя подругами: Татьяной Горичевой и Натальей Малаховской.
Я ее не застала – в силу возраста появилась в тех кругах позже.
С Горичевой общалась, с Малаховской приятельствовала, но с Юлией (самой яркой и «героической» из трех, как мне тогда казалось) – не довелось.
Достались лишь восторженные воспоминания о ней, устные и письменные. Да стихи в самиздате.
В конце 80-х (кажется, тогда она жила в Австралии) она прославилась: книга «Женский декамерон» была переведена на несколько языков, разошлась по миру. Римейк Бокаччио на советской почве: и смех и слезы, и эротика и драма, и абсурд родного «совка» - все вместе.
Помню, как в начале 90-х мне звонила из Риги режиссер моего единственного фильма (по издевке судьбы его видели лишь продюсер и его близкие друзья) и умоляла хоть как-нибудь связать ее с Вознесенской - мечтая экранизировать «Декамерон».
Ни ее, ни чьей-либо другой экранизации до сих пор так и не появилось.
А жаль…

Потом Юлия Вознесенская стала православной. По благословению духовной матери написала книгу «Мои посмертные приключения» - тоже римейк, на этот раз Данте: путешествия лирической героини по адским и райским мирам. Эта книга продается в храмах, рекомендуется к прочтению наряду с другой душеспасительной литературой.
Некоторые места в ней живые и образные. Автобиографические подробности придают особый исповедально-документальный колорит.
Но…
Но насколько слабее этот благообразный текст ее языческого «Декамерона». Такое ощущение, что писался наспех, на заказ, чуть ли не памфлетным языком. Книга – послушание, книга – вериги, литературный труд – во искупление грехов юности и зрелости.
Честно говоря, становится жаль автора. Особенно, когда читаешь финал повести, где она зачеркивает разом всю прожитую жизнь – с ее борьбой, диссиденством, вольномыслием и самиздатовскими стихами, с ее возлюбленными, соратниками и друзьями. Оказывается, совсем не так задумал ее жизнь Господь. Должна была она прожить тихо и незаметно, выйдя замуж за первого своего мужчину, нарожав ему нескольких детишек, молясь и постясь, не подымая очей.
Это смахивает на предательство самой себя.
От сильного страха? От какого-то психологического слома?..

И не в первый раз уже встречаюсь с подобным, далеко не в первый…
Tags: Юлия Вознесенская, книги, мемуары
Subscribe

  • ВГИК. 35 лет назад...

    Нашла это фото в ФБ у своей однокурсницы Настеньки Горюновой. Две сценарные группы, наша и курсом старше. Маститый Евгений Габрилович. Наш мастер…

  • Ксения Драгунская

    Второй раз у меня так: практически не знала человека, видела несколько раз, а смерть его хлестнула, задела, словно хороший приятель умер. Оба раза…

  • Грязь в сети, или торжество мести

    Когда в октябре моя повесть-сказка "Чукля" заняла второе место на конкурсе издательства РОСМЭН, одна из редакторов дала мне ссылку на пост…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

  • ВГИК. 35 лет назад...

    Нашла это фото в ФБ у своей однокурсницы Настеньки Горюновой. Две сценарные группы, наша и курсом старше. Маститый Евгений Габрилович. Наш мастер…

  • Ксения Драгунская

    Второй раз у меня так: практически не знала человека, видела несколько раз, а смерть его хлестнула, задела, словно хороший приятель умер. Оба раза…

  • Грязь в сети, или торжество мести

    Когда в октябре моя повесть-сказка "Чукля" заняла второе место на конкурсе издательства РОСМЭН, одна из редакторов дала мне ссылку на пост…